Сказки Гофмана

ФОТОАЛЬБОМ

СКАЗКИ ГОФМАНА
Ж. Оффенбах

Либретто Жюля Барбье и Мишеля Карре по мотивам произведений Э.-Т.-А. Гофмана
Продолжительность: 2 ч.

Режиссёр-постановщик - Дмитрий Бертман
Музыкальный руководитель - Кирилл Тихонов
Художники-постановщики - Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева

Премьера состоялась 04.07.1998

12+

«Сказки Гофмана» – никакие не сказки, а страшные и даже жуткие истории, которые кажутся сказками, или даже байками, россказнями трезвомыслящим людям. Это энциклопедия душевных состояний человека».

Дмитрий Бертман

Последнее творение выдающегося французского композитора Жака Оффенбаха, известного нам в основном как автора искрящихся юмором и весельем оперетт, осталось незавершенным… Автор не дожил до того дня, когда опера была впервые представлена публике и имела огромный успех – он даже не успел закончить оркестровку. Но «Сказки Гофмана» стали любимейшим спектаклем публики всех времен и стран сразу и безоговорочно – впрочем, иначе и быть не могло, ведь вся опера буквально пронизана яркими мелодиями, а виртуозные куплеты Олимпии «Les oiseaux dans la charmille» полюбились и исполнителям, и публике настолько, что звучат в любом гала-концерте по всему миру...

В «Геликон-опере» спектакль получился отнюдь не мрачным или утопическим – это «театр в театре», живой, сияющий, волшебный и мистический. Не случайно постановка удостоена национальной премии «Золотая Маска» в номинации «Работа режиссера». В центре спектакля – взаимодействие двух персонажей, двух сторон Художника: Доброго Гения и Злого. Внутренний мир Гофмана, хрупкий, причудливый, фантастический и прекрасный, сотканный из этих двух противоречий, раскрывается в ошеломляюще прекрасной музыке Оффенбаха. «Мы открыли миру Гофмана и Оффенбаха свои души, –говорит Дмитрий Бертман. – О результате судить зрителям».

ПРЕССА О СПЕКТАКЛЕ:

«… спектакль мистический и лиричный, гротескный и жутковатый, болезненный и нравоучительный, словом столь же противоречивый и страстный, сколь личность главного героя – великого немецкого романтика Эрнеста Теодора Амадея Гофмана». «Московский комсомолец», 9.10.1998

«Фантазия постановочной группы уносит нас в заоблачные дали романтического воображения, где переплетаются жизнь и поэзия, реальность и фантастика, человеческие чувства и страсть к кукле… Смотрится опера с неослабевающим интересом, как захватывающая игра, ставка в которой, однако, не деньги, а сама человеческая жизнь, судьба Творца». «Hi-Fi MUSIC», декабрь 1998

«… спектакль необычайно грустный, нервный и насыщенный какой-то непонятной тревогой». «Новое время» №43-44, 1998

«Николай Дорожкин – замечательный Гофман, с гибким голосом, чарующим и отменным произношением. Восхитительная Лариса Костюк поёт в сенсационной манере роль Никлауса: тёплый голос, замечательная фразировка и безупречный французский». «Le Figaro», 19.11.1999

 

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Пролог
Пьяный Гофман в винном погребке Лютера окружен Духами вина и пива. Появляется Муза в образе Никлауса. С этого момента она будет неразлучна с поэтом.
Советник Линдорф, добивающийся благосклонности певицы Стеллы, перехватывает ее письмо с признанием в любви, адресованное Гофману. Линдорф возмущен и решает любой ценой помешать им.

С веселой песней в кабачок вваливаются студенты. Гофман присоединяется к ним. Его уговаривают исполнить легенду о Кляйнцаке - Крошке Цахесе. Но поэт неожиданно для всех погружается в мысли о возлюбленной, в которой соединились черты трех некогда любимых им женщин. Студенты требуют подробностей, и он начинает свой рассказ.

Первое действие
Приглашенный на званый ужин к профессору Спаланцани, Гофман влюбляется в его жеманную дочь Олимпию, не замечая, что на самом деле она всего лишь безжизненный кунштюк-автомат, умеющий петь и танцевать. Нацепив волшебные очки, Гофман окончательно впадает в экстаз от красоты Олимпии. Гости собираются в зале, и Спаланцани выводит куклу, которая исполняет виртуозную арию, срывая при этом бешеные аплодисменты. Гофман остается с ней один на один и, не помня себя, объясняется в любви. Поэт приглашает Олимпию на вальс, однако механизм автомата работает все быстрее и быстрее. Не выдержав бешеного темпа, Гофман в изнеможении падает, а очки разбиваются вдребезги. Гости издеваются над незадачливым любовником.

Второе действие
Главная забота старого советника Креспеля - его дочь Антония, унаследовавшая от матери не только красивый голос, но и болезнь, при которой пение губительно. Гофману удается проникнуть в дом, когда Креспель уходит. Почти одновременно с ним приходит ненавидимый Креспелем доктор Миракль, который залечил до смерти жену советника. Гофман быстро скрывается и видит, как странному лекарю удается загипнотизировать находящуюся в другой комнате Антонию. Миракль обращается к духу матери, который заставляет девушку петь. Антония не в силах противостоять этому призыву, она поет из последних сил и умирает.

Третье действие
Венеция. Дворец куртизанки Джульетты, в которую влюблен Гофман. Доктор Дапертутто использует ее в качестве инструмента для своих целей: тот, кто хочет обладать куртизанкой, должен отдать доктору душу. Таким образом Шлемиль, некогда ставший любовником Джульетты, поплатился своей тенью. Теперь Дапертутто требует от Джульетты, чтобы она раздобыла для него отражение Гофмана, за это он отдаст ей магический бриллиант. Никлаус уговаривает Гофмана бежать, но Джульетта успевает шепнуть влюбленному поэту, что ключ от её покоев у Шлемиля. В поединке Гофман убивает соперника заговоренной шпагой Дапертутто и спешит в будуар Джульетты. Однако комната пуста. Смеясь, куртизанка отдает поэта во власть доктора Дапертутто.

Эпилог
Гофман заканчивает свой последний рассказ и снова возвращается к мыслям о Стелле. Но вовсе не она окажется той идеальной возлюбленной, о которой он мечтает. Истинная любовь поэта – только его муза, со Стеллой же остается Линдорф.

Касса театра 8 495 250-22-22

© 2016 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media