Чаадский

ЧААДСКИЙ
А.Маноцков
Опера в двух действиях

Либретто Александр Маноцков
и Павел Каплевич

1 час 30 минут
с одним антрактом

Режиссер-постановщик: Кирилл Серебренников
Автор идеи: Павел Каплевич
Дирижер-постановщик: Феликс Коробов
Художник-постановщик: Алексей Трегубов
Режиссер: Денис Азаров
Художник по костюмам: Кирилл Серебренников
Режиссер по пластике: Евгений Кулагин
Ассистент режиссера: Константин Камынин
Ассистент художника по костюмам: Тамара Эшба
Художник по свету: Оскарс Паулиньш
Продюсерская группа:
Павел Каплевич и Диляра Тимергазина
 

1 июня 2017 года в Московском театре «Геликон-опера» состоялась мировая премьера оперы Александра Маноцкова «Чаадский» в постановке режиссера Кирилла Серебренникова. Музыкальный руководитель постановки – дирижер Феликс Коробов, художник-постановщик – Алексей Трегубов. Продюсер проекта – Павел Каплевич.

Автором идеи создания оперы стал известный художник и продюсер, заслуженный деятель искусств России Павел Каплевич. «Это замечательный человек, реинкарнация Дягилева, – считает композитор Александр Маноцков. – Человек с кроссдисциплинарным чутьем. Это же свойство личности отличало Дягилева – у него было это ощущение «цайтгайста» – духа времени в искусствах. Павел и сам талантливый художник. Он же – соавтор моего либретто».

Кто из нас не помнит бунтаря Чацкого, героя сатирической комедии Александра Грибоедова «Горе от ума»? Классика всегда актуальна, но в обрамлении современной музыки и смелой режиссуры на сцене «Геликон-оперы» вечный сюжет заиграет новыми красками. Не случайно фамилия главного персонажа созвучна фамилии главного героя знаменитого произведения Грибоедова. Чаадский – Чацкий – Чаадаев. Связь между вымышленными героями и авторами «Философических писем» и «Горе от ума» абсолютно логична и закономерна.

Выдающийся писатель, композитор, дипломат Александр Сергеевич Грибоедов прожил короткую, но яркую жизнь. Автор бессмертной комедии «Горе от ума» и любимейшего миллионами «грибоедовского» вальса внес огромный вклад в развитие русской дипломатии, но трагически погиб в возрасте 34 лет. Реплики персонажей «Горе от ума» разлетелись по всему миру на цитаты, а вальсы, особенно ми-минор, узнаваемы слушателями с первых нот.

«Мой Чаадский, - синтезированный персонаж. В комедии Грибоедова не только он сам был прототипом своего героя – автор имел в виду и Петра Яковлевича Чаадаева, - говорит композитор Александр Маноцков. – И этот анекдот, что человека сочли сумасшедшим, взят из жизни: Чаадаева объявили сумасшедшим, когда он написал свои «Философические письма». Но мы использовали и другие литературные первоисточники – последний монолог из «Записок сумасшедшего» Гоголя, традиционную персидскую поэзию…Для меня имел огромное значение роман «Смерть Вазир-Мухтара» Юрия Тынянова. В нем присутствует важнейший мотив, что человек из душной, давящей со всех сторон чиновно-служебной действительности вырывается в совершенно другую жизнь, выскакивает, как в форточку и… гибнет. А Чаадский, мой персонаж, сходит с ума. Он действительно сходит с ума. При этом он сходит с ума по-настоящему, но этого никто не понимает, и сумасшедшим его объявляют по совершенно другому поводу…».

При создании оперы «Чаадский» Александр Маноцков использовал темы грибоедовских вальсов ми-минор и ля-бемоль мажор, которые вплетены в музыкальную ткань оперы на протяжении всего действия. Своей призрачной иллюзорностью счастья и хрустальной грустью они пронизывают все действие оперы, создавая ощущение контрастности и многомерности происходящего на сцене. «То, что мы придумывали с Павлом Каплевичем, и про что я писал музыку, – это ситуация двух видов несвободы: несвобода сознательная, и несвобода попытки от нее оторваться, ведь, когда все время борешься с одним и тем же, ты начинаешь бороться одинаково, что создает своего рода рутину. И только в конце оперы мой Чаадский приобретает собственный голос. Не доктринерский (потому что он – по сути доктринер, все время говорит какие-то максимы и проповедует). Он вдруг становится живым теплым человеком», – признается композитор.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Все события оперы происходят в течение одного дня в богатом московском доме.

1 акт

Раннее утро: дочь Софья тайно уединяется со слугой Молчалиным, хозяин дома Фамусов заигрывает с горничной Лизой. Происходит неловкая встреча всех четверых, но скандала не происходит: на самом деле все обо всём догадываются. Чуть позже в этот тихий мирок врывается Чаадский, вольнодумный молодой человек, когда-то живший в этом доме после того, как потерял родителей, друзей Фамусова. Некоторые мысли Чаадский сам не произносит вслух, но мы их слышим. Чаадский много лет путешествовал и от него не было вестей: он ждёт, что Софья, предмет его детской влюблённости, будет ему рада, но та оказывает ему довольно холодный приём. Является новый гость – молодой полковник Скалозуб, которого Фамусов желал бы видеть зятем. Чаадский по любому поводу разражается монологами о прогрессе и политике, язвит о всех и вся. Молчалин падает с лошади – Софья не может скрыть своего испуга в этой связи, Чаадский подозревает, что «Молчалин избран ей», между двумя молодыми людьми происходит диалог-дуэль. Молчалин, при господах и Софье играющий роль скромника, пристаёт к Лизе, пытается прельстить её подарками. Лиза, которой приходится маневрировать между хитросплетениями любовных страстей в доме, сама влюблена в буфетчика Петрушу.

2 акт

Вечер: в дом съезжаются друзья «потанцевать под фортепиано». Первыми являются княжны, подруги Софьи, они судачат о нарядах и участвуют во всех светских разговорах вечера. Завсегдатай светских событий Загорецкий является с билетами на новую премьеру. Приезжает Хлёстова – тётушка, которая воспитывала Чаадского и Софью ещё в их детстве. К радости Фамусова, прибывает и Скалозуб. К Чаадскому бросаются с объятиями два старых друга, в которых он смутно узнаёт карикатуры на самого себя, на свои внутренние голоса – их обоих зовут Репетилов, они забрасывают его банальностями в его же духе, но преувеличенными.

Софья пускает слух о том, что Чаадский не в своём уме. Слух быстро распространяется, сумасшествием объясняется склонность Чаадского к обличительным монологам о России и властях. Общественность обращается к царю с просьбой объявить Чаадского душевнобольным и приставить к нему доктора. Чаадский произносит недоуменный монолог: он не понимает, как ему быть, мир вокруг него рушится. В отчаянии он ищет выхода из этого мира. В финале звучат персидские стихи о бренности и скоротечности жизни.

 


 

Касса театра 8 495 250-22-22

© 2016 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media