«Мир женской политики». Наталия Козлова. Возвращение на Никитскую

Театр «Геликон-опера» выпустил первую премьеру в открывшемся после реконструкции здании на Большой Никитской. Оперу-былину «Садко» Н. А. Римского-Корсакова на либретто композитора и В. И. Бельского поставил художественный руководитель театра Дмитрий Бертман.

Именно в этом здании, куда после сложных восьми лет вернулась «Геликон-опера», состоялась премьера спектакля «Садко» в 1898 году в исполнении артистов Московской частной оперы им. Саввы Мамонтова. Кроме исторической связи, можно усмотреть и связь между путешествиями главного героя оперы, его возвращением в родную семью и возвращением в родные, но уже новые, стены «Геликон-оперы». «Геликоновцы» после долгих скитаний “светятся” от счастья, изучая возможности своих владений, ведь управляться с кораблем, после того, как привык к лодочкам, не так легко, но при желании всё получится. Чувствуется, что выпуская быстрее премьеру, еще не освоились со звуком – по крайней мере, сидя с краю сложно разбирать, что поют. Если у солистов слова не всегда, но всё же понятны, то с хором плохо – звук застревает где-то на сцене. Но с той жаждой, с которой все в театре бросились в работу, с этими проблемами должны постепенно справиться.

Поставил оперу Дмитрий Бертман, а помогали ему его бессменные коллеги: дирижер-постановщик н.а. Владимир Понькин с помощником Валерием Кирьяновым, художники-постановщики Игорь Нежный и Татьяна Тулубьева, художник по свету – Дамир Исмагилов, хормейстер Евгений Ильин, хореограф Эдвальд Смирнов.

Смотря оперу, понимаешь, что Дмитрий Бертман выбрал «Садко» ещё и для того, чтобы познакомится самому и познакомить зрителей с возможностями сцены и машинерией театра. А при постановке какой оперы ещё это сделаешь, как не сказочной, где надо и Новгород показать, и морское царство, и мечты о разных мирах.

Садко здесь не былинный герой, а скорее герой русских сказок – Иванушка-дурачок, играющий не на гуслях, а на рок-гитаре, и не встречающий понимания. Он постоянно прикладывается к бутылке, а когда его прогнали с народного гулянья, засыпает в разбитой лодке на берегу Ильмень-озера. Во сне ему снится, что он богат и авторитетен, во сне он путешествует по городу будущего, где многоэтажные дома и летающие тарелки, во сне он посещает подводное царство, где всех пленяет своим пением, а морские властители хотят видеть его родственником, отдав замуж свою дочь. Но ему является Николай Чудотворец и возвращает гулящего и пьющего Садко к своей, хоть и сварливой, но любящей жене и детям.

Элементов сценографии на сцене не так много: копия ложи «Красное крыльцо» — для массовых сцен, стол, несколько стульев, да и разбитая лодка. Все основные чудеса творятся при помощи видеопроекций на заднике сцены и на боковых стойках. На них мы видим и озеро, и осеннюю природу, и высокие здания, напоминающий о Новом Арбате, где “квартировался” театр во время реконструкции, и плавающих огромных рыб, как за стеклом в океанариумах. А при погружении Садко на дно морское, весь зал как будто погружается с ним — океан покрывает не только сцену, создается впечатление, что амфитеатр как подводная лодка тоже уходит на дно – в окнах стен появляется вода. Элементы сцены постоянно двигаются вверх и вниз, то уезжают, то приезжают, то крутятся – сцена будто «танцует». Постановщики хотят сказать: «Вот как мы можем. А вы можете так?». И это здорово – надо хвалиться, чтобы другим было к чему стремиться.

Костюмы в спектакле разнообразны: если на Садко белое исподнее, то горожане одеты в пальто и плащи из набивной ткани кирпичного цвета, как стены в зале Стравинский. У других героев — костюмы из разных времен, костюмы морских обитателей, а царь морской — в блестящем чешуе-костюме поп-звезды. Удивительно и то, что у «Геликон-оперы» нет балетной труппы – поющая часть труппы прекрасно справляется с этой задачей, в подводном царстве танцуют и рыбы, и русалки, и крабы. В спектакле задействованы несколько составов на все роли: как заслуженные артисты, так и молодые силы театра. Говорят, каждый состав хорош по-своему. Мне удалось увидеть Алексея Косарева (Садко), который может не столько хорошо справился по-актерски с ролью, но глубоко и старательно преподнес певческую часть. Лариса Костюк (Любава) восхитительна в роли страдающей и скандальный жены, голос её силен и уверен. Три гостя, Варяжский (Михаил Гужов), Индийский (Василий Ефимов), Веденецкий (Максим Перебейнос), получили свою долю аплодисментов. Царица водяница (Ксения Лисанская) – пластична и привлекательна, а Океан-Море (Станислав Швец) – властен и суров.

Другие роли за счет сокращения оперы получились довольно расплывчатыми, не выразительным оказался даже Нежата (Ольга Спицина). Но, надо чем-то жертвовать, сокращая постановку. Главная линия ясна: Садко после странствий, загулов и мечтаний о путешествиях вернулся к жене, «Геликон-опера» после скитаний и мечтаний о новом доме, самом оснащенном и по-музейному красивым, получил его. Спектакль -ознакомительную визитку поставили, остается дальше наполнять театр так, чтобы красота фойе было только прелюдией к  тому, что ожидает зрителей после третьего звонка.

Наталия Козлова, «Мир женской политики»
http://www.wpolitics.ru/vozvrashhenie-na-nikitskuyu/

Касса театра 8 495 250-22-22

© 2021 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media