Умершей актрисе Вере Глаголевой посвятили балет

Умершей актрисе Вере Глаголевой посвятили балет

Кома от любви

В рамках «Сезонов Михаила Лавровского», знаменитого танцовщика Большого театра, который в нынешнем году отмечает свой юбилей, в «Геликон-опере» показали премьеру двух балетов.

Кома от любви

Балет примы Большого Марианны Рыжкиной «Две женщины», представленный в первом отделении вечера, посвящен актрисе и режиссеру Вере Глаголевой. Музыка, на которую балерина в сотрудничестве с Михаилом Лавровским ставила свой балет, написана композитором Сергеем Баневичем для одного из последних  её фильмов «Две женщины», снятом по  пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне». Как это часто бывает, всю музыку в своём фильме Глаголева полностью не использовала, и по предложению продюсера спектакля и одного из авторов либретто Натальи Ивановой, тесно сотрудничавшей с Верой Глаголевой, музыка стала основой нового одноактного 35-ти минутного балета. Благодаря редакции Ольги Соколовой, соединившей музыкальные фрагменты в единую партитуру, получился драматургически выстроенный спектакль, музыка которого стала самой удачной его частью. Она прекрасно отражает темы тургеневской пьесы, и очень красиво легла на поставленные хореографом  монологи и диалоги главных героев, воплощенные в соло и дуэтах  из которых в основном и составлен спектакль. 

Музыкально насыщенными  получились дуэты Натальи Петровны Исаевой (эту роль прекрасно исполнила сама Марианна Рыжкина) с давним другом их семьи Михаилом Ракитным, давно и безнадежно влюбленным в хозяйку имения. Партию Ракитина очень удачно и эмоционально станцевал в паре с Марианной премьер Большого Александр Волчков. Но не менее органичным и прямо таки легким и воздушным смотрелся на премьере и дуэт примы с молодым танцовщиком  Марком Орловым из Большого же,  вышедшим в роли студента Беляева, гувернёра её младшего сына. Молодой человек вскружил Наталье Петровне голову, ради него она готова разрушить свой брак и бросить семью. 

Марк Орлов только два года назад окончил Московскую академию хореографии, причем чуть ли не единственным из мальчиков, и практически без просмотра, в пандемический  год  был зачислен в труппу Большого театра. Несмотря на то, что работает  артист всего ничего и числится в кордебалете, он активно задействован в репертуаре, и отличаясь красотой и статью, очень подошел к первой в своей карьере крупной партии, поставленной к тому же в расчете на его индивидуальность. 

Весьма выразительными предстали в балете и муж Наталии Петровны, в партии которого вышел ещё один артист Большого Евгений Головин, и её воспитанница Верочка (Анна Козина), к которой влюбленная барыня приревновала своего студента, выдав молоденькую девушку замуж за пожилого соседского помещика Большинцова (Андрей Ситников). Тем не менее подразумеваемого в названии балета «Две женщины» противостояния двух влюбленных особ не получилось. Отдав роль юной и только что зачисленной в кордебалет Большого танцовщице Анне Козиной, хореограф  заодно избавилась и от ненужных сравнений в мастерстве. 

В красивой хореографии этого балета, явно просматривается большое влияние одного из основателей британского балета Фредерика Аштона. Британский классик в 1976 году на сборную музыку из произведений Шопена поставил знаменитый балет «Месяц в деревне» по той же пьесе Тургенева, который теперь считается балетной классикой XX века и является одной из основ репертуара английского Королевского балета. В нем танцевали Наталья Макарова, Михаил Барышников, и влияние этого спектакля, как и вообще стиля Аштона на хореографию Марианны Рыжкиной оказалось определяющим. Как и у Аштона, в балете «Две женщины» используется присущий кинематографу прием: всё показывается эпизодами. Но в балете Марианны Рыжкиной эта эпизодичность и фрагментарность, мешают развитию некоторых сюжетных линий.

Если балет «Две женщины» традиционен по лексике и является чистейшей неоклассикой, то балет Виктории Литвиновой «Амок» и режиссера Леонида Лавровского-Гарсиа, поставленного  по новелле Стефана Цвейга на специально написанную музыку Александра Симоненко смотрелся более современным. Хотя зачастую он так же обращается к классической лексике, и поэтому, сказать, что перед нами какая-то уж очень оригинальная современная хореография всё-таки нельзя: арабеск, он и есть арабеск, и без него танцовщики Большого театра,  занятые в двух балетах вечера, обойтись не могут.

Новелла Цвейга, написана в 1922 году, благодаря психологической изощренности сюжетный линии была неоднократно экранизирована, но вот в приложении к балету обнаружились некоторые проблемы. Само название новеллы и балета «Амок» означает состояние бешенства, вызванное наркотическим опьянением. В более широком значении, это психическое заболевание, возникающее в результате расстройства сознания. Особенностями данного заболевания являются неконтролируемое бешенство и принесение физических увечий окружающим людям. Однако на русском языке можно прочесть это название и наоборот – тогда получится слово «кома», тоже хорошо отражающее проблематику как произведения Цвейга, так и балета по нему поставленного.

В балете, как и в новелле действие происходит в одной из колоний Ост-Индии. Некий доктор едет в отдаленную тропическую деревушку на врачебную практику, и находясь долгое время на чужбине, впадает в маниакальное состояние. Однажды на прием к нему приходит Англичанка - знатная особа и просит тайно прервать ее беременность, предлагая за услугу крупную денежную сумму. Однако, в порыве обуревавших его чувств, доктор отказывается от денег и требует взаимной близости. Будучи униженной, та покидает врача. Раскаявшись в своем поступке эскулап пытается исправить ошибку и помочь вожделенной им даме скрыть неверность мужу. В конце концов женщина попадает в руки местных шарлатанов, и доктор находит ее в тот момент, когда время уже упущено и помочь пациентке нельзя: она умирает у него на руках, и просит только об одном, сделать всё, чтобы никто не узнал причину её смерти.

Исполнившая партию Англичанки прима Большого театра Мария Александрова была достаточно выразительна и, эмоциональна, тем не менее блеска ей всё-таки не хватало, и причиной тому была не очень внятная хореография. Балерина хоть и старалась, не смогла достичь нужной психологической напряженности свойственной произведениям Цвейга. Бледен был в партии Доктора и другой танцовщик Большого театра Артур Мкртчян.

Хореограф Виктория Литвинова явно и сама запутались в тонких психологических хитросплетений цвейговского сюжета. По использованию на сцене больничных каталок можно было понять, что героиня балета заболевает, но что происходит между Доктором и пациенткой, от чего она умирает - в балете неясно. Отвлекало внимание и бесконечное мельтешение высвечивающихся на заднике (режиссер видео-арта Сергей Кавтарадзе) картинок из ботанического, зоологического и медицинского атласов с изображением человеческого скелета, зрачков и прочих  органов, а также из насекомых и растений. Но справедливости ради стоит сказать, что подобное оформление хоть как-то обозначало  несовместимость героев - человека с медицинскими познаниями, которому противостоит женщина во власти чувств. Уже становилось понятно, что персонажи эти несовместимы. Но несмотря на неудачи, в «Амоке» у Виктории Литвиновой и режиссера Леонида Лавровского-Гарсиа  виден был свой почерк, нежели в первом балете.

Источник: Московский Комсомолец
Автор: Павел Ященков

Касса театра 8 495 250-22-22

© 2022 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media