Диалог культур. Светлана Телятникова. Конфеточку не подадут!

Вначале Людмила Улицкая написала либретто, потом по ее просьбе Алексей Сергунин - музыку. Получилась опера-коллаж «Доктор Гааз», которую поставил Денис Азаров   в Геликоне.  Еще при жизни Федора Петровича Гааза называли святым доктором.  Он тратил все заработанные средства  на осужденных. И сегодня, спустя 162 года после смерти доктора Гааза,  на его могиле много живых цветов, принесенных зэками.

Опера состоит из одиннадцати эпизодов, в которые вмещается биография доктора Гааза с момента его приезда в Россию из Германии и до смерти. (Партию молодого Гааза исполняет Дмитрий Башкиров, старого – Петр Морозов). По пути он впервые видит каторжников, их печальное  шествие врезается в  память. До войны 1812 года доктор  Гааз лечит болезни мирных лет. Потом ситуация меняется и вместе с этим музыка  усиливается, перерастая в  бьющее по нервам резкое звучание. Но оно оправданно, ничего другого здесь быть не может.  Гааз оперирует раненых и проклинает кровавую бойню: «Нет, у войны другие основанья… За нею жажда власти и насилье».                                  

Соприкасаясь с каторжниками, он впервые видит раны, причиненные кандалами: «В молодости я лечил порядочных людей – пекарей, аптекарей и бюргеров. В зрелые годы я лечил знатных и богатых князей, и графов. Покажите руки! Покажите ноги! В больницу! Расковать!» Закованные каторжники на протяжение 3-4 лет шли  в любую погоду к месту ссылки. Известно, что благодаря его хлопотам наручни (гайки) у цепей стали обшиваться кожей,  и  руки арестантов перестают  отмораживаться. Также было отменено бритье голов для тех, кто не был лишен всех прав состояния.

Некоторые сцены в опере  заставляют зрителя задуматься о вещах, которые сами по себе  не приходят в голову.  Обращаясь к графине: «Они идут в Сибирь,  матушка. Кусок хлеба им подадут в пути. А конфеточку они до смерти не увидят!..»  Или замечательная сцена с участием Московского митрополита  Филарета Дроздова, который увещевает: «Зачем ты всех смущаешь,  Гааз? Если кто попал в темницу – недаром!» Тот мгновенно находится: «Да вы о Христе забыли Владыка! Наш Господь Иисус Христос был причтен к разбойникам!  Один  был распят по левую руку, другой  по правую!» Митрополит смущенно: «Спасибо тебе, доктор Гааз. Это не я забыл о Христе, это он забыл обо мне».

Гааз в возрасте  73 лет умирает на улице в толпе  арестантов, нищих и калек. Последние его слова: «Я слышу, подходит поезд! И я готов к отъезду». Звучит реквием. Шествие каторжников продолжается. Исполинского масштаба мощный образ  доктора Гааза стоит перед глазами, хотя его уже  нет на сцене.

Несколько лет назад во время мессы в московском католическом соборе Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, архиепископ Паоло Пецци объявил о торжественном открытии процесса беатификации доктора Фридриха-Йозефа Гааза. В Католической церкви причисление к лику блаженных возможно лишь  по предоставлению свидетельств о чудесах, совершенных святым уже после смерти.

О докторе Гаазе Людмила Улицкая узнала еще в детстве. Однажды она с бабушкой  шла по Немецкому кладбищу,  и та, показав его могилу,  рассказала об этом великом человеке.  В  ее памяти он отложился кем-то вроде родственника. Впоследствии она  прочитала о Федоре Петровиче Гаазе  все, что могла. И он  уже никогда не уходил из ее жизни.

Светлана Телятникова, фото Алла Буловинова
http://www.d-cult.ru/index.php/ct-menu-item-9/427-konfetochku-do-smerti-ne-uvidyat
 

Касса театра 8 495 250-22-22

© 2021 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media