«Аргументы недели». Александр Малюгин. «Геликон-опера»: Воплощение мечты

«Геликон-опера» 2 ноября откроет новый сезон в отреставрированном здании бывшей усадьбы Шаховской-Глебовой-Стрешневой на Большой Никитской. Стройка длилась много лет и при активной поддержке и финансировании правительства Москвы наконец заканчивается. Новое здание «Геликон-оперы» поражает своим размахом, великолепием, функциональностью и технической оснащённостью. В театре располагаются три зала и две гостиные, где будут проходить спектакли, концерты, творческие вечера и мастер-классы. О воплощённой грандиозной мечте и планах театра на будущее обозревателю «АН» рассказал художественный руководитель «Геликон-оперы» народный артист России Дмитрий БЕРТМАН.

- Дмитрий Александрович, то, о чём вы мечтали, реализовано полностью?
– Да. На строительстве нашего театра работали потрясающие специалисты, которые реставрировали Эрмитаж, Кремль. Получился настоящий оперный центр, с большим количеством площадок. Например, Белоколонный зал на 200 мест. В Москве, как мне кажется, другого такого нет: очень красивый, с прекрасной акустикой, богатейшей историей. Здесь бывал Александр Сергеевич Пушкин, играл Пётр Ильич Чайковский, пел Фёдор Иванович Шаляпин, в этом зале работала в начале XX века знаменитая опера Сергея Ивановича Зимина. Здесь располагался одно время театр Александра Яковлевича Таирова, на сцене играла Алиса Коонен. У неё, кстати, есть интересные мемуары, где она рассказывает, как играла в Белоколонном зале Саломею в дикий мороз. Отопление не работало. Зрители сидели в шубах, а Коонен играла в рубище, совсем голая. И конечно, замерзала. Но она несколько взбодрилась, когда увидела, что среди публики, сняв шубу и оставшись в одном костюме, сидит нарком Луначарский. Это был как бы знак солидарности с его стороны.

Мы провели реконструкцию и реставрацию Белоколонного зала. Здесь сохранён исторический деревянный купол. С ним были большие проблемы, потому что по существующим пожарным нормам его надо было заливать бетоном. Купол был в аварийном состоянии, а в конце 80-х годов прошлого века здесь вообще был пожар. Прогорела крыша, до недавних пор можно было увидеть вверху обугленные конструкции. И была проведена уникальнейшая реставрация этого купола. Поэтому в Белоколонном сейчас – великолепная акустика. Также восстановили прежнюю лепнину – она была вся отбита, колонны находились в ужасном состоянии.

Теперь этот зал будет называться Белоколонный зал княгини Шаховской-Глебовой-Стрешневой, по имени хозяйки усадьбы. Евгения Фёдоровна была человеком азартным и амбициозным. Очень увлекалась театром, музыкой, архитектурой. Восемнадцать раз перестраивала это здание. Как-то княгиня купила себе в Италии имение в Сан-Донато. Ей понравилась там лестница, и Евгения Фёдоровна захотела сделать такую же в своей московской усадьбе. Княгиня перестраивала и фасад, который выходит на Большую Никитскую. На этой улице все дома стоят в один ряд. А наше здание выходит за пределы ряда, за «красную линию». Так распорядилась Евгения Фёдоровна, и она даже судилась с генерал-губернатором Москвы из-за подобного «незаконного строительства».

– Расскажите о том, как преобразилась дворовая часть усадьбы.
– У нас сохранились кадры и видео, как в этом дворе раньше работали разные рестораны. Ночью там даже продавали наркотики, часто приезжала милиция. А в ресторане «Пир» расхаживали голые официантки. Так получилось, что в том заведении остался старинный рояль – единственное, что сохранилось от княгини Шаховской. В «Пире» на нём танцевали стриптиз. Теперь этот рояль принадлежит «Геликон-опере», и мы активно его используем в работе театра.

Теперь над дворовой частью – крыша из железных балок, на которых лежит кровля. Двор превратился в огромный концертный зал. Полностью сохранены вся историческая кирпичная стена и крыльцо в псевдорусском стиле. Оно стоит как бы на пьедестале, над уходящими вниз зрительскими рядами и сценой в глубине. Сейчас это крыльцо стало ложей для почётных гостей.

– С какими знаменитыми мировыми площадками можно сравнить этот зал?
– На мой взгляд, наш Большой зал, который будет называться «Стравинский», в честь выдающегося композитора Игоря Стравинского, уникален для мировой архитектуры. Единственное, в Генуе есть Оперный театр Карло Феличе, который имеет подобную арку. У нас самое передовое техническое оснащение. Например, так называемая плунжерная механика, когда вся сцена может подниматься и опускаться сегментами. Под главной сценой есть ещё одна, на которую тоже можно загрузить декорацию, и она способна меняться местами с основной сценой. В глубине сцены – другая площадка, на которой установлен поворотный круг, и этот круг может придвигаться вперёд, опускаться и подниматься, крутясь.

По световому оборудованию, я думаю, у нас одна из лучших площадок России. Этим занимался Дамир Исмагилов – знаменитый художник по свету. Акустикой – Анатолий Лившиц, который проводил реставрацию Большого зала консерватории. В «Стравинском» применены уникальные технологии. Стены сделаны из натурального дуба, самого лучшего акустического материала. Полы – по технологии итальянских театров XIX века, когда между лагами и полом оставлено специальное резонирующее расстояние. Если вы знаете, когда сидишь в старых театрах, слышишь низкие частоты и ощущаешь небольшую вибрацию. Этот эффект существует и у нас. Плюс вся коробка сцены покрыта штукатуркой, которая называется «шуба». Это тоже положительно влияет на акустику. Наконец, в зале висят большие раструбы, названные строителями «геликоны», они способны настраивать акустику, например, под симфонический концерт, под фортепьянный концерт и т.д. От поднятия этих труб меняется тембральная акустика зала.

– А где-то ещё есть такие «геликоны»?
– В Лондоне, в Альберт-холле есть похожие. А ещё у нас зрительские кресла «акустические». В Белоколонном зале – из Италии, с фабрики, где заказывали мебель для Римской оперы, для «Ла Скала». В «Стравинском» – кресла из Испании, с фабрики, которая делала мебель для Королевского оперного театра в Мадриде. Все кресла – из выдержанного акустического дерева, оно имеет свойства отражать звук. Плюс у нас в Большом зале оркестровая яма оббита не шпоном, а настоящей сосной. Что тоже благоприятствует отличной акустике.

– Кроме Белоколонного зала Шаховской-Глебовой-Стрешневой и зала «Стравинский» у вас есть ещё несколько прекрасных помещений. Чьими именами названы они?
– Маленький зал, где родилась «Геликон-опера», будет называться «Покровский» – в честь Бориса Александровича Покровского. Другой небольшой зал – «Тихонов», в честь нашего первого главного дирижёра, с которым мы вместе основали театр, Кирилла Клементьевича Тихонова. Третий зал – «Образцова», в честь Елены Васильевны Образцовой, которая с нами работала и дружила со времён основания театра. Кстати, в этом зале-гостиной стоят её рояль и мебель из московской квартиры, которую нам подарила дочь Елены Васильевны. «Образцова» будет таким мемориальным залом, где могут проходить мастер-классы и камерные вечера.

– А какие спектакли будут идти в Белоколонном зале? В основном «малые формы»?
– Разные постановки, в том числе и те, которые мы играли здесь ещё до реставрации. Например, «Летучая мышь», спектакль до сих пор пользуется огромным успехом. И кстати, он был поставлен специально на этот зал – в форме бала князя Орловского. Публика сидела вокруг происходящего действа, оркестр играл на сцене. Спектакль и сейчас будет идти в такой форме. В Белоколонном мы также будем играть «Свадьбу Фигаро». Здесь же состоится премьера постановки «Доктор Гааз» современного композитора Алексея Сергунина на либретто Людмилы Улицкой. Спектакль поставит Денис Азаров, очень популярный молодой режиссёр.

– Каким спектаклем откроется «Стравинский»?
– 2 ноября начнётся серия гала-концертов, где будут участвовать наши солисты, хор и симфонический оркестр. Также приедут нас поздравить звёзды мировой оперы: Ольга Бородина, Дмитрий Хворостовский, Александр Антоненко и Инва Мула, которая пела в фильме «Пятый элемент». 14 ноября состоится премьера оперы «Садко», которую ставлю я. В декабре представим возобновлённый исторический спектакль 1922 года «Евгений Онегин» Константина Станиславского. Ближе к лету готовим премьеру оперы «Паяцы» в постановке молодого режиссёра Дмитрия Белянушкина, обладателя Гран-при I Международного конкурса молодых оперных режиссёров «Нано-Опера», который проходил в нашем театре. Будут в нашем новом красивом театре и другие премьеры, выступления и концерты, на которые мы приглашаем всех зрителей!

«Аргументы Недели», Александр МАЛЮГИН 
http://argumenti.ru/gorodm/n508/418374

Касса театра 8 495 250-22-22

© 2021 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media