Первому главному дирижеру «Геликона» Кириллу Тихонову – 100 лет!

26 апреля Кириллу Клементьевичу Тихонову, выдающемуся музыканту и педагогу, первому музыкальному руководителю и главному дирижеру нашего театра, исполнилось бы 100 лет.

В репертуарном портфеле маэстро около 100 поставленных им оперных и балетных спектаклей. В разные годы Кирилл Клементьевич руководил музыкальными театрами Ленинграда, Казани, Минска, Екатеринбурга, Перми, с балетной труппой Большого театра объездил всю Америку. Тогда дирижер получил приглашение работать в Метрополитен-опере и принял его. Там Тихонов познакомился с красавицей Милицей Корьюс – исполнительницей главной роли, Карлы Доннер в фильме «Большой вальс», и дива нарекла дирижера «мой Штраус».

Профессор Кирилл Клементьевич Тихонов подготовил целую плеяду дирижеров – среди них Евгений Колобов, Лев Лях, Евгений Бражник, Валерий Крицков, Александр Волощук и Виктория Унгуряну. Их имена известны музыкальному миру.

Наш театр создан талантом и энергией выпускника факультета музыкального театра ГИТИСа имени Луначарского, ученика Георгия Павловича Ансимова, Дмитрия Бертмана и его однокурсников.

В качестве дипломной постановки юный режиссер задумал поставить одноактную оперу Игоря Стравинского «Мавра», написанную по заказу Сергея Дягилева по либретто Бориса Кохно на сюжет пушкинской шуточной поэмы «Домик в Коломне».  Тогда, в 1922 году, постановку осуществила Бронислава Нижинская, и эта постановка не была особенно удачной, пережив всего несколько представлений. Следующие 70 лет за это произведение никто в мире не брался – больно сложен материал, объединяющий комический, остроумный сюжет и почти математически выверенную музыку Стравинского. Но у «Мавры», кроме перечисленного, было и особенное достоинство – опера была написана для четырех исполнителей, в ней было три женских партии и одна мужская – для тенора. Именно таким количеством певцов располагал режиссер.

Однако решиться было непросто. За советом Дмитрий Бертман отправился к Кириллу Клементьевичу. Маэстро в течение нескольких лет руководил оперной студией Дома медиков. Вместе Тихонов и Бертман поставили «Иоланту» П.И. Чайковского, «Боярыню Веру Шелогу» Н.А. Римского-Корсакова и даже «Человеческий голос» Ф. Пуленка.

Выслушав доводы режиссера, Кирилл Клементьевич сказал, что, конечно, нужно браться за постановку: «Если будет удача, то она будет ваша! Если провал – терять-то нечего! Зато никогда не будешь жалеть об упущенной возможности поработать над таким блистательным материалом».

Работа закипела. Партии с ребятами разучивала молодая пианистка Наталья Арутюнова, благо времени на подготовку сложнейшего материала было достаточно.

Премьерный спектакль – он же дипломный – состоялся на небольшой сцене ЦДРИ. Веселый, яркий, свежий спектакль так понравился зрителям, что ребят стали просить сыграть его еще хотя бы раз. После успеха второго представления, состоявшегося в Камерном театре Покровского, ребятами во главе с режиссером было принято решение вместе создать новый оперный театр.

Учитывая сложность момента – на дворе стоял 90-й год – и полное отсутствие денег, можно верно оценить дерзость этого решения. Поддержка Кирилла Клементьевича Тихонова и его согласие стать музыкальным руководителем молодого театра были бесценными для артистов.

С позиции своего огромного опыта Тихонов помог формировать репертуарную политику – в первые годы «Геликон», в котором не было ни хора, ни своего оркестра, брал для постановки редко исполняемые одноактные оперные произведения, сами названия которых возбуждали интерес публики. Тогда театр и заработал лестную характеристику – «Театра оперных раритетов».

Кирилл Клементьевич редактировал музыкальный текст, чтобы его можно было исполнить небольшим оркестром или ансамблем. Несмотря на  язвительные уколы прессы, Маэстро был непреклонен. Его позиция позволила театру выстоять в течение почти трех первых лет, а в июле 1993 года «Геликон» получил статус московского государственного театра, а значит, бюджетные средства на создание хора и оркестра.

Кирилл Клементьевич набрал в первый оркестр как опытных, хорошо известных ему музыкантов, так и молодых.

Маэстро находил время для разбора после каждой репетиции или спектакля. Непреклонный и строгий, он делал замечания так, что тут же хотелось попробовать реализовать их, сыграть по-новому, с теми красками, о которых говорил дирижер. Он умел сочетать несочетаемое – дать музыканту возможность проявить свою индивидуальность и при этом не нарушить целостность ткани оперного произведения.  

Маэстро стал музыкальным руководителем двадцати постановок, среди которых «Мавра» И. Стравинского, «Блудный сын» К. Дебюсси, «Туда и обратно» П. Хиндемита, «Гадкий утенок» и «Маддалена» С. Прокофьева, «Скрипка Ротшильда» В. Флейшмана, «Человеческий голос» Ф. Пуленка, «Аполлон и Гиацинт» В.-А. Моцарта, а позже «Паяцы» Р. Леонкавалло,  «Кащея Бессмертный» и «Царская невеста» Н.А. Римского-Корсакова, «Пиковая дама», «Евгений Онегин», загадочная «Ундина», собранная по уцелевшим крохам, «Иоланта» и «Мазепа» П.И. Чайковского, «Кармен» Ж. Бизе, «Травиата» и «Аида» Дж. Верди и, наконец, «Сказки Гофмана» Ж. Оффенбаха.

Его жизнь, как в легендах, закончилась с окончанием последней репетиции в декабре 1998 года…

Замечательный дирижер, музыкант и педагог Кирилл Клементьевич Тихонов стал настоящим проводником в мир большой оперы для молодых геликоновцев.

Первые такты баркаролы из «Сказок Гофмана», любимого произведения маэстро, и сегодня приглашают зрителей на спектакли в исторический, бело-колонный зал театра.

 
     

С любовью и глубоким почтением, Анна Грибкова-Тхостова

Поделиться
Касса театра 8 495 250-22-22

© 2020 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media