МК - Две «Волшебные флейты» в «Геликоне»: надули Моцарта

В «Геликон-опере» - удивительная премьера. Вернее, сразу две: днем играют «Волшебную флейту» Моцарта в адаптированном варианте для детей, а в тот же вечер – ее же, но во взрослой версии. Случай уникальный, который вполне может стать прецедентом.

Режиссер Илья Ильин с художниками Сергеем Кузнецовым и Агнией Стерлиговой поместили героев Моцарта на территорию Луна-парка, а художник Саша Фролова придумала для персонажей невероятно смешные костюмы из дутого латекса. Но вряд ли этого было бы достаточно для успеха спектакля, если бы не работа дирижера Валерия Кирьянова и солистов, которые предъявили публике высокий класс музыкального решения последнего зингшпиля Моцарта.

Грамотная вокальная техника и владение моцартовским стилем – вот, что в первую очередь впечатляет и открывает путь для восприятия всяких визуальных примочек. Обозреватель «МК» слышал два состава – в детском спектакле, который значительно купирован до одного акта длиной в 1 час 15 минут, и во взрослом – в полном варианте со всеми ариями и сценами, написанными Моцартом. Диалоги в обоих вариантах идут на русском языке в редакции Марины Скалкиной. Ну а поют по-разному: для детей по-русски, а для взрослых на немецком. Причем на весьма недурном. Сценография и костюмы – общие, отличающиеся лишь некоторыми деталями. Например, первое появление Царицы Ночи во взрослой версии сопровождается надуванием огромных черных щупалец. Детям такое не предлагают: чтобы не заплакали. Ну и Три Дамы, конечно, ведут себя в детском варианте менее сексуально. Впрочем, ненамного.

При всем многообразии визуальных эффектов и занятных решений после просмотра этой постановки в обоих вариантах более всего хочется говорить о музыке, что в эпоху диктата режиссуры в опере, а уж тем более, в одном из самых режиссерских театров страны, представляется чем-то необычным.

Обе пары главных героев – Тамино (Давид Посулихин и Иван Волков) и Памина (Елена Епихина и Анна Пегова) доказывают, что наши молодые певцы очень даже могут петь Моцарта. Они разные – и по фактуре, и по нюансам голосов, но вокальная техника и красота тембров присутствует у всех четверых. Детские трио, которые часто являются камнем преткновения для «Волшебной флейты», слушаются очень достойно: дети (правда, в основном девочки, а не мальчики) поют чисто, и несмотря на то, что в этом театре не пользуются микрофонным усилением голосов, их значительно более тихие, чем у взрослых певцов, голоса звучат сбалансированно – и с оркестром, и с солистами. Прекрасны Три Дамы – всех их исполняют настоящие звезды «Геликона»: Марина Андреева, Мария Масхулия и Екатерина Облезова в детском спектакле и Марина Карпеченко, Наталья Загоринская и Юлия Никанорова в взрослом.

Оба Папагено в исполнении Алексея Дедова и особенно Максима Перебейноса оказались, как это нередко бывает центром спектакля и вместе со своими Папагенами - Мариной Калининой и Майей Барковской эти нелепые ловцы птичек с надутыми крыльями и хвостами смешили и взрослых и детей.

Особые слова - в адрес исполнительниц сложнейшей партии Царицы Ночи – геликоновского сопрано Юлии Щербаковой и приглашенной певицы из Петрозаводска Эльвины Муллиной. Они исполнили свои партии на очень высоком вокальном уровне. И хотя роль Щербаковой была сокращена, зато ей выпала сложность пения на русском языке, что означает серьезный фонетический компромисс по отношению к привычному звучанию. Муллина исполняла партию без купюр, и после самой популярной арии снискала заслуженные овации.

В этот гармоничный ансамбль хорошо вписались и два злодея – Николай Дорожкин и Василий Ефимов в партии Моностатоса. Моностатос во взрослой версии был, конечно, страшнее, откровеннее домогался Памины и опасно грозил ей кинжалом. В детском варианте злодей был, скорее, смешным, чем страшным, домогался не столь агрессивно и очень забавно отдал Памине кинжал, предоставив ей расстаться с жизнью самостоятельно. Безотносительно к Моцарту образ Моностатоса навел на размышления: а как в толерантной Европе нынче играют этого отрицательного персонажа, которого либреттист Эмануэль Шиканедер вывел мавром, всячески подчеркивая черный цвет его кожи?!

И, наконец, Зорастро в исполнении Александра Киселева и Станислава Швеца. Партия сложнейшая с низкими нотами и техничными вокальными руладами. Оба артиста в целом справились с ней, однако в немецкоязычном варианте у Киселева хотелось большей кантилены и легато в пассажах.

Постановщики никак не реализовали в спектакле масонскую тему, интерпретировав сюжет Шиканедера-Моцарта как веселую современную сказку из жизни популярных игрушек-трансформеров и разноцветных надувных шариков. Роботы царства Зорастро и надувные игрушки, подвластные Царице Ночи, живут на Американских горках, перемещаются в сопровождении саундтреков компьютерных игр (они внедрены в ткань спектакля весьма деликатно, не перебивая Моцарта). При этом Зорастро, также облаченный в доспехи трансформера, на самом деле, является обычным человеком. И главная цель, которую он преследует, совершая над Тамино и Паминой обряд посвящения - это желание как можно скорее переложить функции жреца на кого-нибудь помоложе и вместе с Царицей Ночи, также радостно сбрасывающей с себя бремя власти, отправиться на заслуженный отдых. Пока их не настигла пенсионная реформа. Что они и делают, оставив молодых героев, которые после инициации приобрели соответственно облик трансформера (Тамино) и надувной куклы (Памина) в растерянных попытках пробиться друг к дружке через броню пластика и латекса.

Текст: Екатерина Кретова
Источник: MK RU

Касса театра 8 495 250-22-22

© 2017 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media