Критики о Бертмане

Наталья Боброва («Труд»)
Как подлинный новатор, Дмитрий Бертман сумел «переформатировать» хрестоматийное произведение [оперу «Царская невеста» Н. А. Римского-Корсакова - прим.ред.], которое зачастую ставили в музыкальном театре как псевдопатриотический лубок. Освободившаяся от банальности, история с приворотными зельем, ревностью и коварством задышала свободно и современно – причем на фоне памятника архитектуры (церкви Вознесения Господня) и памятника природы (поймы Москва-реки). А знаменитый хор «Геликона» и чудесный оркестр составили изящную раму этой нетривиальной интерпретации классики. (2015)

Марина Гайкович («Независимая газета»)
Частый гость [международного фестиваля Birgitta, Эстония] – московский театр «Геликон-опера», его худрука Дмитрия Бертмана в Таллине знают и любят, так что даже сотрудницы паспортного контроля, традиционно строгие и не слишком эмоциональные, расплываются в улыбке и приветствуют как дорогого гостя.
(Из статьи «Соло на ударной установке», 21.08.2014) 

Юлия Бедерова («Коммерсантъ») 
Ещё два обстоятельства, кроме уюта, демократичности и торжественности, сделали спектакль удачей — режиссура и качество исполнения. В прошлом провокационный оперный режиссер, Дмитрий Бертман сегодня пользуется репутацией не только респектабельного постановщика, но и одного из самых ловких мастеров массовых зрелищ. Он хорошо умеет делать сложное простым, и в данных обстоятельствах это свойство его профессионализма пришлось очень кстати. 
(Из статьи «Мусоргского освежили воздухом. «Борис Годунов» «Геликон-оперы» в Коломенском», Коммерсантъ, 11.08.2014)

Журнал Opera Now (Великобритания)
Вдохновлённый периодом расцвета Английской национальной оперы под управлением Дэвида Паунтни и освоивший методы Станиславского и Мейерхольда, Дмитрий Бертман стал первым, кто внедрил в русскую оперу то, что можно назвать «режиссёрским театром».
(Декабрь 2011)

Валерий Кичин («Российская газета»)
Дмитрий Бертман по-прежнему великолепен в умении слышать музыку, из нее выращивая сады своей фантазии.
(Из статьи «Императорская гонка», Российская газета, 27.11.2009)  

Aльвар Лоог (Postimees)
Радует, что наряду с современной режиссурой (которой, как известно, на оперных сценах явно не хватает) Бертман предлагает публике удовольствие познакомиться с операми, которые нечасто идут на театральной сцене, что делает их для нас особенно ценными.
(Из статьи «Если муза окажется подстилкой, а плут плутом», Postimees, Эстония, 27.08.2009)

Наталья Викторова (Голос России)
Конфликтная ситуация, сложившаяся в марте в труппе Римской оперы, никак не сказалась на подготовке премьеры спектакля, которую осуществлял в Teatro Nazionale российский режиссер Дмитрий Бертман. Новая опера итальянского композитора Люка Ломбарди «Голый король» была впервые показана 20 марта 2009 года и имела колоссальный успех у публики. 

Дмитрию Бертману пришлось работать в сложной ситуации смены руководства театра и особенной активности профсоюзов. Но ему удалось успешно преодолеть все трудности, разрешив конфликт интересов исполнителей и постановщиков, что не всегда удавалось его итальянским коллегам. Таким образом, московский режиссер ещё раз подтвердил свою международную репутацию «режиссёра, которому невозможно отказать». 
(Из статьи «Голый король» — опера-сказка с намеком», Голос России, 23.03.2009)

Новости культуры
Опера – искусство массовое, убежден художественный руководитель «Геликон-Оперы» Дмитрий Бертман, и этим вызывает раздражение у тех, для кого посещение оперного театра – это знак избранности и элитарности. В «Геликон-Опере» все нацелено на то, чтобы сделать оперу максимально доступной для публики, зрелищной и развлекательной.
(Новости культуры на телеканале «Культура» от 12.08.2008)

Михаил Фихтенгольц
Геликоновцы, а точнее их идейный лидер и художественный руководитель Дмитрий Бертман, всегда славились необычными репертуарными пристрастиями.
(Из статьи «Распутин», журнал TimeOut, 29.09.2008)

АРХИВ ВЫСКАЗЫВАНИЙ

Валерий Кичин («Российская газета»)
Дмитрию Бертману в момент создания «Геликона» было 23 года. Талантливый и энергичный, он на пустом месте построил оперный театр. Сегодня  репертуар «Геликона» серьезен и разнообразен, и это самый востребованный русский театр в мире.

Дмитрий Морозов («Мариинский театр»)
Есть режиссеры, про которых говорят, что они всю жизнь ставят один и тот же спектакль (или фильм). Дмитрий Бертман, напротив, каждый раз словно начинает с чистого листа, и потому пытаться заранее предугадать, пусть в самых общих чертах, каким будет его следующий спектакль, — занятие вполне бесперспективное.

Петр Поспелов («Ведомости»)
Среди московских оперных театров «Геликон» всегда считался попсовым озорником. Сегодня его впору счесть флагманом серьезного искусства. То, что Дмитрий Бертман научился работать в высоколобой европейской эстетике, не должно беспокоить поклонников его веселой музы: совсем недавно тот же постановщик выпустил и прикольный «Гершвин-гала».

Йоси Тавор («Опера», Тель-Авив)
Даже легкий экскурс в прошлое театра «Геликон» оставляет непоколебимое впечатление, что все, до чего дотрагивается Бертман, превращается в шлягер.

Валерий Евсеев («Вечерний клуб»)
Режиссер Дмитрий Бертман, на мой взгляд, это Мейерхольд в оперном искусстве. Мы уже несколько лет дружим с его замечательным театром.

Ксения Ларина («Эхо Москвы»)
Бертман построил театр универсальный и уникальный – он не похож ни на что, он подарил классической опере новую жизнь, он освободил ее от железных музейных футляров, он перевел оперу в новейшую историю, в которой отныне ей дышится легко и свободно. Солисты оперы превратились в артистов оперы – знакомые герои обрели, наконец, характеры, они стали смеяться и плакать, а не изображать смех и плач.

Наталья Зимянина («Вечерняя Москва»)
Ах, зритель, какой ты разный да какой привередливый! Особенно геликоновский. Здесь публика не устает запанибратски приставать к демократичному в общении главному режиссеру Дмитрию Бертману. «Зачем вы ставите раритеты? Ставьте хиты!» – «Нет, хватит хитов, завалили Москву «Онегиными» и «Летучими голландцами»!» – «Когда будет что-нибудь новенькое?» – «Пора серьезнеть и бросать эксперимент!» С досады Бертман взял да и составил «Гершвин-гала» – такой коктейль-пати: песни, фрагменты из мюзиклов и из «Порги и Бесс».

Михаил Жилкин («Театральный курьер»)
Вагнеровская мечта об идеальном театре – синтезе драмы, музыки, живописи и архитектуры – последовательно и неуклонно воплощается в жизнь Дмитрием Бертманом, человеком безусловно европейским, включенным, что называется, в процесс и потому знающем, куда, а главное, зачем движется мировой музыкальный театр. В этом движении рождаются яркие карнавальные зрелища, одновременно дионисийски стихийные и аполлонически продуманные.

Жак Дуслен («Figaro»)
Дмитрий Бертман – молодой хозяин русского предприятия, заваленного работой: голубые глаза с тенями под ними и сгорбленная спина выдают явный недостаток сна. Но он соглашается на все интервью: профессионал, который поднимается рано утром, чтобы съездить в Экс для участия в радиопередаче. В этом сыне перестройки нет ничего от революционера с ножом в зубах: он благодарит своих родителей за то, что ему дали лучшее музыкальное и театральное образование. Он учился актерскому мастерству в традициях Станиславского, метод которого он сам преподает сегодня.

Андрей Хрипин («Независимая газета»)
В Москве, пожалуй, уцелел только один оперный театр, куда можно пойти не как на работу, где каким-то чудом убереглись от невыносимой ноши академизма, обрезающего все крылья, и где пока еще не скучно. Бертман и Ко имеют больше естественных прав и эксперимент и нестандартные вещи. Благодаря им у нас есть шанс преодолеть свою безысходную оперную серость.

Алексей Парин («Большой журнал Большого театра»)
Иногда кажется, что музыкальный театр делают люди, далекие от музыки. В новом продукте от Бертмана («Гершвин-гала») все насквозь музыкально, и по законам музыкального развития построен весь спектакль от первой ноты до последней.

«El Pais»
Нужны талант, знания и художественный уровень, какими обладает Бертман, чтобы суметь по-новому использовать сценические возможности и, не искажая оригинальное произведение и, освободившись от того,  что устарело, не впасть при этом в упрощенчество.

«Alerta»
Говорить о Дмитрии Бертмане – это значит обращаться к личности одного из величайших сценических творцов современности. Выход в свет его театральных работ всякий раз становится поворотным моментом в сфере современного развития театрального искусства.

«El periodico Extremaduro»
Дмитрий Бертман, который в эти дни совершает триумфальное турне по Испании, утверждается как один из великих мастеров международного класса. Он знает, как извлечь самую суть из произведения, каким бы сложным оно не было.

«Cartie Libre»
Дмитрий Бертман, основатель театра, является крупнейшим лирическим режиссером в современном мире. В своей постановке «Набукко» он позволил себе внедриться в самую персонажей.

Касса театра 8 495 250-22-22

© 2020 Геликон-опера

Создание сайта - Dillix Media